Анна Зюзина, «Танец расширил мой мир»

Анна Зюзина
Чем совместное движение отличается от одиночного? Зачем люди приходят учиться танцевать во взрослом возрасте? Каким образом жизнь пересекается с танцполом? Когда надо прекращать учиться? Откуда берется одиночество? Терапевтично ли танго? Что помогает развивать тело для танца? Можно ли внести навык в тело мимо головы? Что важнее — техника или душевность? Какие преимущества дает высокий уровень танцевания? Существует ли заговор аргентинцев скрывать знания и многое другое в интервью с одним из лучших преподавателей аргентинского танго в России Анной Зюзиной:


Скачать файл

— Всем привет! С вами Хапова Любовь. Сегодня я разговариваю с прекрасным преподавателем аргентинского танго, руководителем школы «Танго-мио» Анной Зюзиной. Аня, расскажи пожалуйста, как ты попала в танцы и, в частности, в танго?

— Я с детства танцую, помню когда я смотрела концерты, мне всегда больше нравилась танцевальная группа, чем сами певцы. Танцевать хотелось всегда, и было все равно, что танцевать. До того, как я начала заниматься аргентинским танго, я три раза в неделю ходила в ночные клубы и прекрасно себя чувствовала в формате диско, а потом меня заманил в клуб танго бывший гражданский муж, он решил на мне жениться и хотел, что бы этот танец мы танцевали на нашей свадьбе, я замуж не хотела, но из соображений политкорректности открытый урок посетила, а через три недели наши отношения развалились, он из моей жизни ушёл, а танго осталось. Собственно поэтому я и осталась в танго, только сначала это была вежливость и любопытство, а когда мы расстались — это была душевная травма и мне надо было куда-нибудь ходить, чтобы её смягчить, и танго оказалось тем самым жизненным бальзамом, там мне сочувствовали, меня жалели, понимали и музыка такая душевная, рвущая сердце, очень хорошо отражала текущий момент, мое состояние. Потом когда всё это позабылось, я поняла, что я в этот танец так сильно влипла, что мне уже никуда не хочется от него отходить, у меня всё получается, у меня всё здорово, у меня новые друзья.

— Очень романтичная история. Значит тебя зацепила в первую очередь возможность пережить свое внутреннее состояние?

— Да музыка, такая трагическая так легла на моё душевное состояние, было столько желающих меня выслушать, посочувствовать…. но не танец. Только через некоторое время, когда я снова начала ходить в ночной клуб, я поняла, что диско мне не интересно, что контактный танец более интересный, чем одиночный. Наверно первые полгода я страдала в танго, но потом я начала именно танцевать и тогда меня зацепил именно танец, возможность создать с кем-то совместное движение.

— А что ты танцевала до этого?

— Когда была маленькая, занималась фигурным катанием, там было много всякой ритмики, потом были различные детские танцы в рамках ансамблей, потом дискотеки большей частью, потом была попытка танцевать бальные танцы, но мне не понравилось, т.к нужно было запоминать сложные последовательности движений.

— Я не знала, что ты ммм… склонна к импровизации. :о)

— Да я склонна к импровизации, т. к. сложно запоминать больше 5 движений, а в танго это для партнёрши не нужно, а для партнёра не обязательно. Я раньше очень любила танцевать танго и за мужчину, но потом мне это разонравилось.

— А почему?

— Разонравилось? — девочки тяжёлые.

— Я бы на эту тему еще поговорила. Может быть немного позже.
Скажи пожалуйста, все говорят что танец это естественная потребность человека в движении, тем более такой социальный танец, как например танго. Это потребность в общении с себе подобными. Что танго надо просто впустить в свое тело, что это все очень природно, очень натурально. Если это так зачем люди приходят учиться этому в таком зрелом возрасте?

— Это не для все так, потому что, например, для моего мужа танго совершенно не интересно, потому что он интроверт и потребности в общении никакой нет, вернее есть, но она с лихвой реализуется дома. А движения ему в танго не хватает, потому что ему нужен более активный спорт. Так что по всей видимости не для всех, но для тех кто приходит. Чаще всего приходят люди, которые ищут общения, люди одинокие. Иногда приходят пары, которые хотят разнообразить свою семейную жизнь. Иногда приходят пары, которые приходят потому, что они слишком счастливы друг с другом, им интересно делать что-то вместе, а иногда приходят потому что им что-то друг с другом не хватает и они тоже пытаются что-то сделать вместе. А есть и много одиноких людей, которым просто податься некуда. Может для них танго это прикрытие, возможность проводить вечера и проводить их не одному.

— А зачем все таки учиться? Ведь можно просто пойти на милонгу?

— Сначала приходят в школу, потому что хотят пройти базовый курс чтобы что-то уметь и потом уже пробовать танцевать. Например очень много пар, которые приходят делать что-то вместе. Такие пары не всегда ходят на вечеринки, что-то делают на уроках, потом приходят домой и редко редко что-то делают на милонгах. А те, которые одиноки, занимаются 3-4 месяца чтобы чувствовать себя комфортно и потом приходят уже на танцпол. А вот как они дальше идут — это у всех бывает по-разному. Мне например, когда я вижу что кто-то танцует лучше, всегда хочется принять вызов и делать лучше чем этот человек. Многим же достаточно определенного минимума. Меня всегда спрашиваю когда надо прекращать учиться. Я отвечаю что тогда, когда вам нравится что вы делаете или когда вам этого достаточно. У каждого свои цели и задачи. Если твоего навыка танцевать достаточно для твоей реализации, то это прекрасно. Но это внутреннее ощущение. Есть люди самодостаточные, которым важно нравиться себе самому, а есть которым хочется нравиться всем окружающим. Иногда посмотришь на девочек, и видно что они очень много думают о том как они выглядят снаружи, их меньше заботит то, что внутри. Кого-то наоборот.

— А как ты это замечаешь? По каким признакам?

— Мне это замечать проще. Я просто вижу где движение построено на принципе парности, а когда мужчина используется как шест. Для профессионала это заметно.

— Ты профессионал и мне интересно твое мнение, на что ты ориентируешься в картинке? Это же какие-то конкретные движения?

— Нет, это видно насколько тела в унисон работают. Я знаю какой идет посыл от мужчины, и какой должен быть ответ от женщины. Хочется всегда видеть какую-то парную работу. Пара хороша тогда, когда она работает слаженно. А тут видно что механизм разболтался, каждый думает о своем. Он ей одно, она ему другое. На танцполе все как в жизни. На самом деле это одиночество которое у человека по жизни продолжается часто и на танцполе. Потому что если человек не просто так одинок, значит он по жизни делает что-то не так, с этим пониманием он выходит на танцпол и делает что-то не так уже на нем. Если женщина часто одинока, значит она просто не понимает, не слышит и не хочет слушать человека который рядом. Поэтому очень часто меняются отношения, перетекают одни в другие и они редко задерживаются. Все это также отражается в танце. Да и не важно чем человек будет заниматься. Он или нацелен на партнера, на коммуникацию с ним, или не нацелен.

— Я тебя слушаю, и у меня такое впечатление складывается, что люди приходят ради общения в основном. Правильно?

— Мы иногда осознаем наши цели, а иногда мы можем их до конца и не осознавать.

— И танец в этом помогает. Так? Или нет?

— Кому то помогает, а кому то может быть и мешает. Потому что когда человек в жизни шлепает по своим граблям, это одно. Потом он приходит например на танго и там то же самое. Он все время ходит по кругу, по одним и тем же граблям, но в разных местах. Например: меня никто не любит в жизни, меня никто не приглашает на милонгах. А может кому-то удается что-то понять. Опять же вопрос, как люди берут информацию с вселенной. Они ее берут или не берут, они эти знаки и подсказки ловят или не ловят.

— То есть это один из проявителей проблем, которые у человека могут возникнуть?

— Да, эта проблема может проявиться, может решиться, может усугубиться. Заранее это не известно. Потому что очень интересная реакция людей даже на уроках, все же по разному реагируют. Когда даешь урок частный, или даже групповой, для каждого пытаешься находить его собственные формулировки. Потому что-то, что хорошо одному, другому может быть непонятно или обидно.

— Мне интересно именно танго, ведь оно затрагивает глубинные аспекты души человека, действительно ли оно может помочь человеку или все таки это все отдельно? Танец отдельно, а человек с его проблемами отдельно.

— Я думаю что танго может и помочь, и помешать. Танго как инструмент. Это как нож, ты можешь им отрезать кусочек хлеба и колбаски и сделать бутерброд, а можешь порезать пальчик. Поэтому я бы к танго относилась как к инструменту для получения эмоций, для решения какой-то проблемы. Например для кого-то бокал вина это прекрасно проведенный вечер, для кого-то вино это проблема. Вопрос наверное в количестве. А еще есть много таких нюансов: девочки, приходя в танго и научившись сублимировать в танце какие-то вещи и получать достаточно яркие эмоции, они совершенно выпадают из реально жизни. Очень много женщин, которые настолько застревают в этом танго, что потом достаточно сложно адаптируются и даже не понимают как они могут выстроить отношения в другой жизни. Им сложно понять например, что такое партнер, который не танцует. Это уже проблема. А если он не танцует и что дальше? Какой идиот отпустит свою женщину обниматься по ночам? Далеко не все готовы на это пойти. Мне вот повезло, и то была боязнь в первое время.

— Твой муж танцует, я правильно поняла?

— Танцует иногда, с периодичностью раз в месяц.

— У вас счастливое исключение.

— Да. Но это была тяжелая работа и желание слушать друг друга потому, что сначала он очень жестко поставил позицию, что мое танго заменило нормальную жизнь, что меня не бывает по ночам. А потом мне все таки удалось донести до него что танец, как ты танцуешь — может меняться. Что-то, что я вкладывала в танец, танцуя в свои одинокие вечера совсем не то же самое, что я вкладываю сейчас. Потом с каждым человеком я танцую по разному.
Я иногда смотрю на девочек, которые танцуют с такими лицами, что вот этот танец как в последний раз и я не очень-то это понимаю, потому что нельзя с каждым первым мужчиной испытывать одну и ту же эмоцию как в последний раз. Или она врет себе, или ему. Мужчины разные, невозможно с каждым человеком танцевать одинаково. Как с каждыми людьми я общаюсь по разному, также по разному я с ними и танцую, вкладываю каждый раз что то свое.

— Перед следующим вопросом хочу сказать, что когда я тебя впервые пригласила у меня было очень яркое впечатление от твоего объятия. Оно настолько живое с одной стороны, с другой стороны это движение — оно не мешает. Скажи пожалуйста как ты работала и работаешь с телом чтобы достичь таких результатов?

— Ты знаешь, сначала мне пришлось пройти четыре года обучения аргентинскому танго от разных мастеров. Если я начинаю чем-то заниматься, то я сначала много слушаю что мне говорят. Когда я начинала заниматься танго в Москве его почти не было, это было почти 13 лет назад. Потом мы ездили уже в Буэнос Айрес, но картинки комплексной у меня не получалось. Потом я вдруг поняла, это случилось совершенно неожиданно, когда я находилась на частном уроке у Даны Фриголи, что я занимаюсь фигней и мне нужно просто вспомнить как я танцевала раньше. И тут у меня все встало на место, оказалось что все проще, примитивнее и танго ничем не отличается от любого другого танца по работе тела. Что нужно иметь крепкие хорошие ноги, нужно уметь управлять своими руками и ногами. Дальше на то чтобы разобраться как я ими управляю ушло уже достаточно немного времени. Но важно понять что танец — это танец. Там не может быть ничего расслабленного, нужны крепкие хорошие ноги и крепкие хорошие руки. Должно быть крепкое тело в тонусе, человек должен танцевать. Мне не нравится слово «следовать» потому что я не следую, я танцую. Потому что если я начну следовать, я просто не успею танцевать. Наверное мой танцевальный посыл идет именно отсюда.

— Я помню ты в своих статусах в социальных сетях писала что ты, например, ходишь на массаж. Это помогает?

— Да.

— Расскажи подробнее?

— Мышцы в блоке. Конечно массаж помогает.

— Это какой то особый вид массажа или любой?

— Ты знаешь, мне кажется любой массаж помогает. Я просто достаточно долго ходила на тайский, мне очень нравились несколько массажисток. Сейчас мне массаж делает дома муж совершенно бесплатно. :о) Уже три месяца подряд почти каждый день. Помогает лучше всего.

— А что нибудь еще дополнительно ты делаешь?

— Нет. Не успеваю.

— То есть тебе было достаточно осознания и массажа?

— Меня сложно сравнивать со среднестатистическим человеком из офиса. Когда я пришла в танго у меня уже были тренированные, натанцованные ноги. Если у человека стопа не работает и нет привычки ей работать, то у него начинаются проблемы. Тогда этого будет мало. Большинство людей приходят без танцевальной или какой-то другой подготовки. И это осознание к ним не придет, потому что для этого нет необходимой базы. Мне-то было что вспоминать, а многим вспоминать нечего. То, что для меня движение стопой естественное, для многих неестественное. Я даже понимаю почему очень многие преподаватели на движение стопами, на амортизацию, на приход не уделяют достаточно внимания — просто потому, что для них это как дышать. Я зависла где-то посередине между простыми смертными и танцующими.

— Ты можешь этому научить и объяснить человеку без спортивной подготовки?

— Не уверена что я могу научить этому, потому что человек может только сам научиться. Но мне проще ему это объяснить потому что я понимаю в какой он шкуре находится.

— От тебя я слышала про какую-то необычную технологию, позволяющую научить человека двигаться заданным образом. Можешь ли ты рассказать об этом подробнее?

— Я мало могу об этом рассказать, но я могу навести тебя на человека, который может рассказать много. Который эту технологию отработал, его это очень интересовало, у него есть клиника в Москве и к нему можно обратиться.

— То есть это скорее что то медицинское?

— Да. Насколько я слышала он закупал аппаратуру которая может формировать заданное движение с заданными параметрами. Но в принципе спортсмены этим пользуются.

— Это получается какое то мышечное обучение? Без головы сразу напрямую в тело?

— Да, что то в этом роде.

— А результаты ты видела?

— Нет. Но я могу с ним связаться и узнать.

— Я просто подумала что не только меня подобное может заинтересовать. Потому что некоторым людям сложно работать с телом из головы.

— Для работы с телом из головы очень много нюансов. Кто-то только на слух воспринимает информацию, кому-то надо смотреть, кто-то очень легко берет информацию копированием. Кстати это самые лучшие танцоры, которые посмотрели как ты делаешь и тут же стали делать как ты. Есть люди которые воспринимают только наощупь, которым лучше вообще ничего не объяснять, дай им ощущение, и когда ты даешь уроки надо понимать с кем ты работаешь. Особенно когда ты работаешь индивидуально с человеком. Лучше всего танцуют визуалы.

— Похоже на старую школу «делай как я».

— Да, все обучение: ты смотри и делай как я. Если тебе удалось взять копированием, то да, а если не удалось, то значит не удалось. То есть люди просто смотрели и повторяли.

— Те кому не давалось, просто не танцевали?

— Кому удавалось танцевали лучше, кому не удавалось — танцевали хуже.

— Как ты думаешь, откуда идет противопоставление техники и некой душевностив танго? Есть ли оно вообще и как связаны между собой эти понятия?

— Я думаю это противопоставление от недальновидности. Как их можно противопоставлять? Можно противопоставлять твердое и соленое. Если честно, мне не очень это понятно. Техника это техника, это то, что позволяет крепко стоять на ногах, быть более свободной в выражении своих эмоций. Техника позволяет мне не падать и держать контакт с мужчиной. Когда я не рву контакт и не падаю у меня весь танец это сплошная эмоция, душевность. Я конечно могу быть душевной и падая на мужчину. Но не всем нравится, я думаю, такого рода душевность. А иногда бывает что у людей одинаковые ошибки, они чудесно друг друга находят, им удобно друг с другом, очень душевно, и все прекрасно.

— Я правильно поняла, что на твой взгляд, они вообще никак не связаны. И техника это некий базис, который позволяет себя чувствовать свободнее, спокойнее, а душевность это характеристика уже конкретного человека.

— Это как на уроках. Например я говорю: «держись за меня». И женщина начинает цепляться. Я говорю: «нежнее», на что она спрашивает «нежнее — это как?» Это «нежнее» какое имеет отношение к технике?

— Наверное есть какие то физические параметры, например пальцы разжать.

— Конечно я могу сказать разжать пальчики, положить их вот так, но когда ты пытаешься выразить эмоцию нежность, то ты можешь ее как-то через тело передать. Часто возникает проблема что человек слово нежность воспринимает как слабость, а силу как грубость. Если бы люди меньше путались в этих понятиях на уровне головы, то они могли бы и телом по-другому интерпретировать эти слова. Поэтому я думаю что очень много девочек у которых тело не работает, думают что у них не вялое объятие, а нежное, душевное. Вот если бы они попытались с этим немного разобраться, но большинство так и думают, что объятие душевное. Вполне вероятно они на этот счет заблуждаются. Потому что душевность для нее это слабость. А потом еще многие женщины боятся что мужчине будет тяжело.
Так же еще можно сказать к вопросу о технике: если ты стоишь плохо, то душевность будет изобразить тяжело, потому что ты висишь на партнере. Потому что ты можешь думать что это душевно, а для него это тяжело. Еще вопрос не в том, какую эмоцию ты даешь, а как ее читает партнер.

— Получается, что основная сложность здесь — это неумение различать эмоции, в первую очередь? И второе соответственно, неумение их транслировать физически?

— Я думаю это очень большая проблема. Очень много людей, которым тяжело строить разные отношения. В женских журналах все время учат как с мужчинами нужно играть, выстраивать жульнические отношения. Поэтому для очень многих людей, когда ты пытаешься строить с ними отношения как с равноправным партнером, и в танго это тоже видно, они это воспринимают как проявление слабости и начинают пытаться взять над тобой верх. Потом для того, чтобы показать что это не так, человек вынужден давать обратно больше энергии чем нужно. Тогда этот человек пытается встать под тебя. Вот эти игры с эмоциями и когда людей учат с этим играть на разных тренингах, это тоже проблема.

— Сложно играть с тем, чего ты не очень хорошо понимаешь.

— Верно, ты не понимаешь, но тебя научили что в этих ситуациях надо вести себя определенным образом. Но другой человек это тоже сложная конструкция, тоже не сильно обучен выражать эмоции. Начинаются игры и ничем хорошим это обычно не заканчивается. Очень мало сейчас делительных отношений, люди сходятся на какой то эмоциональной волне и до тех пор пока адреналин хлещет они еще могут общаться, а потом когда это проходит, получается что любовь прошла, отношения не выстроились, понимать друг друга не научились, да и особо не захотели. Пытались друг с другом поиграть, не получилось.

— Ты заговорила про силу, про слабость, у меня это как то откликнулось в теме про уровни. Не знаю почему. Недавно я разговаривала с Валей Устиновой про то что есть некий статус, про то, что есть люди объективно лучше танцующие и те, кто танцует хуже. И те, кто находится выше по уровню в танце, они как-то отделяются от остальных, создают свой небольшой уютный мирок. Я это говорю к тому, что многие восхищаются твоей позицией, что ты танцуешь с любым приглашающим. Правда ли это?

— Все зависит от ситуации, чаще да, я танцую с любым приглашающим. В Москве это 95% да, и 5% это на то, что человек подошел очень не вовремя, но это бывает нечасто. А вот если я куда-нибудь выезжаю за границу, там уже немного по-другому. Еще есть момент, что чем лучше ты танцуешь сам, тем меньше ты зависишь от техники своего партнера. Если раньше мне нужен был партнер который танцует лучше меня, чтобы я могла получать удовольствие от танца, то теперь у меня планка снизилась, потому что своей техникой я могу компенсировать какие-то мелкие проблемы и больше уделять душевной стороне вопроса. Если партнер не делает чего-то совсем неприятного, то я много из чего могу выжимать что-то интересное. Мне порой больше интересен начинающий танцор, который меня внимательно слушает, чем партнер среднего уровня который грубо использует свои заученные комбинации шагов. Про уютный мирок хитрая история. Но это же танго, это же все как в жизни. Это группа людей, объединенная одним интересом, и ценность человека определяется тем, как он владеет базовым предметом, как он шевелит ногами. И тогда на второй план может отойти то, какой ты человек по характеру, какие у тебя морально-этические нормы. Для многих, когда они находятся в середине танго пути, танцевать с более статусным партнером это престижно. Поэтому мужчины приглашают дам, которые уровнем повыше. Для женщин тоже важно чтобы партнер в статусной цепочке стоял выше, и что все видят что она танцует именно с таким партнером. Это все игрушки как в жизни. Действительно, люди которые достигают в танце определенного уровня и он достаточно высокий, они могут себе позволить эту планку снизить. Поскольку мы были первыми и танцевали всегда лучше, мне сложно сказать как бы я вела себя в этой ситуации. И в любом партнере все время можно найти что-то интересное, что тебя может зацепить. Но бывает так, что человек не интересен.
Единственно чего я совсем не люблю, что это все таки мои телесные ощущения и мне необходимо чтобы человек строил со мной мой танец, и если у меня этого на милонге случается мало, тогда я ухожу с ощущением неудовлетворенности. Я соглашаюсь танцевать практически со всеми, кто меня пригласит. Не на все приглашение глазами отзываюсь по разным причинам и все время стараюсь держать баланс, так чтобы все таки уйти с милонги в состоянии удовлетворения. Домой я всегда стараюсь идти с хорошим балансом, стараюсь, чтобы у меня всегда была хорошая последняя танда. Мне важно с какой последней тандой я уйду. И есть еще особы танды, мои самые любимые, которые мне хотелось бы протанцевать так как я хочу. Еще у меня был хороший партнер и друг, и когда он видел что у меня какая то танда, которая меня не вдохновляет, я просила его перетанцевать со мной танду.

— Я правильно поняла, в партнере ты ценишь умение и желание слушать тебя?

— Да, безусловно.

— А может ли вообще партнер сделать что-то такое, чтобы ты ему либо сразу четко отказала, либо посадила даже?

— Ты знаешь, раньше наверное было, а теперь я научилась все сводить к шуточкам.

— Мне было интересно услышать от тебя, о том что высокий технический уровень позволяет чувствовать себя независимо, хорошо с практически любым партнером. Это так?

— Конечно лучше быть богатым и здоровым, чем бедным и больным.

— И тебе при этом не скучно?

— Дело в том, что тут такая хитрая штука что есть начинающий уровень, когда девочки начинают его натанцовывать и через какое-то время им кажется что они по сравнению с тем как они начинали, они уже супер звезды, но вот этот уровень это тот, которого не достаточно. И тут ты понимаешь, что ты когда только начинала танцевать с тобою все танцевали, потому что ты была новенькой симпатичной девочкой и всем было интересно, а потом, ты танцуешь уже года два или три и партнеры уже поисчезали, причем все, а тебе-то кажется что ты танцуешь в миллионы раз лучше, а мужчин нет. Это в танго тяжелый момент для многих. В таком, например, месте как Москва. Танцующих много и ты понимаешь что ты теряешься. И тебе странно, как же так, должно же быть наоборот. Они же танцевали с тобой, когда ты начинала танцевать. А получается что к тому уровню на котором с тобой интересно танцевать, например тому же преподавателю, еще не пришла.
Я могу точно сказать, что нужно делать чтобы можно было говорить что у тебя хороший уровень. Это всего четыре или пять вещей, чтобы можно было говорить о твоем уровне. Большинство этого не делают, а тогда, с моей точки зрения, и уровня нет.

— Ты меня заинтриговала. А можешь хотя бы тезисно, не углубляясь в детали, рассказать об этом?

— Нужно совершенно точно представлять себе чем отличается сбор ног от перемены веса, как диссоциировать правильно и не забывать это делать каждый раз.

— И это все?

— Да. Достаточно. Но вопрос в том, что это надо понимать, осознать и не забывать. И делать это дисциплинированно абсолютно каждый раз. Это важно как для девочек, так и для мальчиков. Но мужчинам нужно больше креативности в использовании элементов, а женщине ничего этого не надо. Поэтому стыдно не уметь хотя бы правильно поворачиваться.
Раньше на уроках когда женщины начинали бухтеть что мужчины тем не водят, этим не водят, преподаватель прекращал эти разговоры, ставил группу в конец зала и просил сделать очо вперед и очо назад. Когда ни у кого из женщин без поддержки это не получалось, он говорил чтобы не начинали эти разговоры про мужчин. Если ты не умеешь делать очо одна, значит ты за него держишься, а если ты на нем висишь, то ты просто не имеешь морального права ему что-то сказать.

— Если разговор зашел про мужчин, расскажи, как и для чего ты научилась водить?

— Когда я начала танцевать, это было у Вали Устиновой, я поняла что я как женщина в танго совершенно безнадежна. И мне Валя через три месяца это подтвердила, что танцевать я наверное вообще не научусь :о), потому что моя ролевая функция в семье была такая: надежда, опора, добытчик и основа всего. Очень сложно было переключиться на женскую роль и я взяла на себя свою привычную, мужскую, в которой у меня получалось гораздо лучше. И это мне долгое время нравилось.
Мне перестало нравится выполнять мужскую роль когда я начала выполнять ее не в удовольствие, а как работу. Когда я стала давать частные уроки, у меня в группе было много девочек. То, как я танцевала, отличалось от того, что давали на танцевальных семинарах мужчинам, и они приходили брать у меня танцевальные практики. Для меня это стало тяжело. Когда мужчины водят партнершу, не стоящую на ногах, им легче физически, а я маленькая, не накачанная.

— Если ты помнишь, то когда то на форуме Готанго сколько-то лет назад был такой персонаж «Вова Аченизя», если я правильно помню его ник. Он вроде был товарищ очень увлеченный и одна из основных его тем, которая его интересовала, была связана с противными аргентосами, которые не хотят научить Вову танцевать, не хотят поделиться своими секретами. И он приводил разные доводы, аргументы, иногда даже достаточно разумные.

— То что аргентосы не хотят? Нет, я думаю что это вранье. Я думаю что просто не могут.
Вопрос в том, что обучение человека чему бы то ни было, это вопрос очень комплексный и требует определенных навыков, потому что аргентинцы, которых мы приглашаем это хорошие танцоры, они отлично владеют своим телом. Но быть преподавателем это часто нечто большее. Нужно действительно понять какой человек перед тобой стоит, нужно комплексно знать предмет. Необходимо разбираться в биомеханике движения, потому что недостаточно интуитивно понимать как у тебя это получается, надо еще понимать как связаны части тела между собой. Так же нужно разбираться кому что как сказать, иметь миллион формулировок для каждого человека, причем с кем-то работать пальцами, с кем-то словами, кому-то показывать. Это нужно иметь комплексную картинку как минимум самому. Нужно еще понимать что то, что ты говоришь не обязательно то, что слышат люди, и в этом тоже надо ориентироваться. Потому что когда приходишь в группу и говоришь одно, каждый человек в группе может услышать что-то свое. Я считаю что хорошие танцоры не всегда готовы преподавать в том смысле, в каком имел это «Вова Аченизя». Нельзя объяснить каждому как это работает. Вот такого навыка много у кого нет. Потому что хороший тренер получает высшее образование в институте физкультуры, проходит много разных предметов, а наши аргентинцы имеют как правило «три класса, четыре коридора». Они танцуют с детства.
Я недавно ходила с ребенком на каток. Ребенок встал на каток в раннем детстве и я специально провела эксперимент, попросила ее рассказать как она вращается. Ребенок не мог объяснить как, потому что она берет и вращается не задумываясь. Я просила показать ее как и что она делает, что поворачивает сначала, что в конце. На что она мне ответила: «да никак, беру и поворачиваюсь». Я еще раз спросила как поворачивать ногу, стопу, коленку. Она честно пыталась проанализировать как она это делает, но результат был нулевой. Потому что она это делает как дышит.
Для преподавания нужно иметь навык и привычку разбирать движение на составляющие. А аргентинцы не приучены этого делать. У них расчет на то, чтобы показать всем, и что кто-то сможет. А у нас задача каждого «Вову Аченизя» научить танцевать. Вот на это наши аргентинцы не рассчитаны. Но я считаю, что если бы не они, то многие бы танцевать не научились, потому что многим достаточно было просто на них смотреть, многие с этим разбирались, многие лазили в медицинскую литературу. Это то, что уже мы делали в свое время, разбирались с этим. Я могу сказать, что процент наученных, с того момента как было на форуме сообщение от «Вовы Аченизя», процент тех, у кого получается из группы гораздо выше. Потому что раньше мы как преподаватели не обладали достаточными знаниями, а были больше организаторы, мы просто имели большую базу данных чем другие и делились тем что услышали от преподавателей аргентинцев. А дальше уже прошло время, сделан анализ того, что было и потом уже у каждого преподавателя возникла своя система.

— Скажи, а важно ли в таком случае учиться у носителей культуры?

— Конечно важно. Нужно обязательно учиться у носителей культуры. Да просто пощупать, и то бесценно.

— Даже если они лично тебе не могут объяснить?

— Ты понимаешь, не всегда человек учит тогда, когда объясняет. Это как ребенок, мы его учим не только нотациями, но и личным примером. Вообще методов обучения очень много, вопрос что на кого действует. Я считаю обязательно нужно учиться, слушать. Потому что каждый преподаватель, танцор, носитель культуры несет крупинку информации, которую ты потом для себя соберешь, проанализируешь. Может быть это будет не системно, может быть он не научит «Вову Аченизя», но это будет одна из крупиночек, по которым человек собирает свое знание.

— А могут ли наши преподаватели дать те же знания?

— Мне кажется вообще каждый человек уникален, каждый приносит что то свое, не надо ограничиваться одним преподавателем. Преподавателей должно быть много. Каждый принесет тебе что-то свое. Может быть в чьей-то интерпретации информация до тебя не дошла, а вот чьи-то слова о том же самом лягут так, что ты это поймешь. Хорошо повторять одного преподавателя через какое-то время, потому что если с первого раза информация не была воспринята, то может получится понять в другой раз, когда ты будешь это переосмысливать.
Пусть даже они будут одно и то же повторять, сейчас можно не понять, а через год понять. Хотя есть преподаватели совсем плохие.

— Как их отличить?

— Не знаю, интуиция должна быть. Это как везде. Как в школе ты отличаешь хорошего преподавателя от плохого, или в институте?

— Это сложный вопрос. Потому что преподаватель в целом может быть плохой, но конкретно с тобой у него есть взаимодействие и лично тебя все устраивает в нем.

— Может и так быть. Первое, это то, что то, что он тебе говорит должно тебе помогать. Я много знаю народу, которые вот уже год пытаются танцевать с одних объяснений и у них не получается. И они думают что не сильно старательно делают то, что им сказали и поэтому у них не получается. А делают они то, что противоречит примитивной логике. Если ты делаешь так как тебе говорят и у тебя не получается уже два года, значит ты делаешь что-то не так. Если тебе преподаватель говорит что вот так и еще чуть-чуть, то надо поменять преподавателя. Во-вторых, преподаватель должен уметь делать сам то, что он объясняет. Но не всегда он это делает. Бывает даже такое, что преподаватель сам не умеет танцевать.

— Новичку сложно сориентироваться в том, умеет или нет танцевать человек. Если человек красиво, как ему кажется двигается, то это уже классно.

— Новичку надо просто включать глаза и уши, быть настороже. Обмануть могут везде. Пусть сравнивает, ходит на милонги, смотрит как танцуют другие. Сравнивает своего преподавателя с другими. Но я думаю что хотя бы полгода нужно потанцевать в одном месте, чтобы встать на ноги. Через полгода уже можно смотреть по сторонам.

— На самом деле это тема большая, и мне лично было бы очень интересно по некоторым аспектам, например техническим, еще с тобой пообщаться вживую. А сейчас хочу задать тебе очень душевный вопрос. Скажи, зачем ты танцуешь?

— Я даже не знаю. Могу сказать что если я не танцую, то я чувствую себя плохо. Я чувствую в этом потребность. Если я не танцую, у меня все не то, меня все раздражает. Танцевать стало моей естесственной потребностью. Если ее у меня забрать, мне будет очень многого не хватать. И потом меня сильно радует, что у меня есть место, куда я могу прийти и это уже даже будет не зависеть от того танцую я или нет, но там мои друзья и я вижу людей которых я люблю и они меня понимают, и я их понимаю. Я люблю ездить на разные зарубежные фестивали, потому что там уже тоже много друзей, которых я очень рада видеть. Для меня это тоже очень важный социализирующий момент. Если у меня все это забрать и я каждый вечер буду сидеть дома, то мне будет очень многого не хватать. Это огромный пласт общения, это люди с которыми я уже общаюсь много и все танго. Стало меньше времени на друзей, которые не занимаются танцами и на семью. Но есть масса людей, которых я знаю очень хорошо, которые мне близки и эмоционально, и духовно, и может это не самые близкие друзья которых бывает один или два, но это очень дорогие близкие мне люди с которыми мне приятно общаться и я их встречаю именно в танцах. 13 лет это много, и много пережито уже кроме танцев. Для меня это круг общения в том числе. Ну и танцы конечно же.

— То есть танец не просто обогатил твою жизнь, а расширил мир?

— Да. Я узнала о себе очень много нового и интересного. Мне повезло.

— Здорово что тебе так повезло. И напоследок, что бы ты могла посоветовать тем, что плохо слышит музыку или не понимает как под нее двигаться?

— Не усложнять. На самом деле, примитивнее чем попасть хотя бы в ритм мало чего есть. Есть достаточно простой способ как научиться слушать. Во-первых надо просто слушать, много слушать. Слушаешь, слушаешь и привыкаешь. Есть два аспекта, первый это слушать, и когда ты слушаешь много ты понимаешь что музыка проще, чем это казалось. Второй это как под это двигаться. Вот это уже другая тема. Тут я могу сказать что это еще проще. Есть определенное правило где твои передняя и задняя нога должны быть на сильную долю и на слабую. Если ты этим пользуешься все совсем просто. Но, к сожалению, почему-то просто мало кто этим пользуется.

— Спасибо тебе огромное за то, что ты нашла время пообщаться, поделилась своим опытом. Я услышала для себя очень интересные вещи. Спасибо тебе большое!
Напоминаю что сегодня я разговаривала с одним из лучших российских преподавателей аргентинского танго, руководителем собственной школы TangoMio Анной Зюзиной.
Всем до встречи!

_________________________________

Помимо того, что Аня является одним из самых грамотных и сильных преподавателей аргентинского танго в Москве и России, она очень интересный, разносторонний человек и собеседник. Познакомиться с ее школой, а также посмотреть как она танцует можно на сайте Tango Mio.

Другие интервью

Понравилась статья? Поделись с друзьями!
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *